Museum of Velikij Ustyug

Home -> History of museum -> Музей Северодвинской культуры: страницы истории.
Музей Северодвинской культуры: страницы истории.
Недоступен ни однин перевод.

8 ноября 1918 г. выставкой картин художника А.А. Борисова, в ознаменование первой годовщины Октябрьской революции, в Великом Устюге был открыт музей северодвинской культуры. Открытие музея началось торжественным заседанием представителей партийных, общественных организаций, рабочих, учителей. Была исполнена «Марсельеза» и отправлена приветственная телеграмма народному комиссару тов. Луначарскому.

Около двухсот картин А.А. Борисова, известного художника, побывавшего и признанного в Европе, смогли увидеть устюжане. Мало кто знал, что эти картины были тогда спасены от гибели.

В своих воспоминаниях сын организатора и первого директора музея художника Н.Г. Бекряшева Сергей Николаевич Бекряшев рассказывает: «Поздним вечером в марте 1918 г. к нам приехал из Красноборска художник А.А. Борисов, являвшийся родственником нашей семьи. Александр Алексеевич зашел к нам в дом и сразу заявил: "Я теперь нищий, у меня все отобрали, нет теперь ничего -ни дома, ни картин, ни вещей". Особо он переживал за картины. В тот вечер отец и Александр Алексеевич очень долго вели разговоры: как сохранить все конфискованные картины от возможной потери. Отец предложил ему организовать в Великом Устюге выставку живописи, на которую выхлопотать все конфискованные у него картины, плюс еще добавить полотна местных художников, в том числе и свои...»1 Выставка состоялась. Впоследствии, в июле 1921 года по указанию музейного отдела наркомпроса и с согласия губисполкома большая часть картин художника А.А. Борисова была ему возвращена.

Стараниями сотрудников в сложных, порой невыносимых условиях проходило формирование коллекций музея, строились первые выставки, экспозиции. Биографии этих людей - образец служения отечественной культуре.

Николай Георгиевич Бекряшев - первый и бессменный до 1938 года директор музея. В 1910 году закончил Петербургскую академию художеств. За конкурсную дипломную работу «Выбор приданого» (1910 г.) Совет академии художеств присуждает ему звание художника живописи. Сведения о нем были включены в самый авторитетный и престижный справочник императорской академии художеств, изданный в 1915 году. Творческая судьба сложилась так, что вся жизнь Н.Г. Бекряшева оказалась безраздельно отдана устюжскому музею.

Писатель Сергей Марков в очерке «В городе Водолея» поместил образный портрет первого директора: «И до приезда в Устюг Великий я много слышал о художнике Бекряшеве, неустанном собирателе и подвижнике. Его я застал в музее, созданном руками самого Бекряшева. Северодвинский музей явление замечательное, но знают его у нас мало. Николай Георгиевич Бекряшев все время прикладывает ладонь к уху, делая из ладони раковину. Говорить с Бекряшевым надо громко. Несколько лет тому назад Бекряшев в холод и бурю перевозил в Великий Устюг картины знаменитого полярного художника Борисова. В дороге Бекряшев застудил голову и с тех пор оглох. И второе несчастье чудесного старика - слабое зрение. Поэтому он не расстается с огромным увеличительным стеклом в квадратной оправе... Бекряшев в маленьком сухонском городе совершил подвиг, создав замечательный музей. Старик бился за охрану памятников города и, пожалуй, этим он, непонятный, - и снискал себе злобу невежд. Маленький, седой, с чудным стеклом в руках, Бекряшев исходил весь город, все его тайники, чердаки, подвалы, закоулки, холодные залы церквей. Он искал сокровища и находил их. Бекряшеву мы обязаны тем, что сейчас мы можем видеть и осязать прекрасные творения старых мастеров...»2

Вокруг Николая Георгиевича Бекряшева объединились лучшие представители устюжской интеллигенции. Они оказали неоценимую помощь и поддержку в создании и укреплении музея. Войдя в общественный актив - музейную коллегию, возложили на себя всю заботу о культурном будущем родного города. Это были удивительные люди.

Евлампий Арсеньевич Бурцев. Историк, археограф. Окончил Тотемское духовное училище и в 1885 г. церковно-историческое отделение С.-Петербургской духовной академии. Преподавал в Архангельске, Вологде. Член Вологодской церковно-археологической комиссии. Составитель двух выпусков описания свитков, хранящихся в Вологодском епархиальном древлехранилище. Автор ряда статей и очерков по истории церквей и монастырей Вологодского края. В 1916 году в возрасте 58 лет переезжает в Великий Устюг. Председатель музейной коллегии, впоследствии организатор и председатель правления Северодвинского общества изучения местного края. Сохранилось заявление Е.А. Бурцева о передаче в музей личной нумизматической коллекции, датированное 7 ноября 1918 года: «Честь имею просить комиссию принять от меня для ныне открываемого музея принадлежащие мне монеты в количестве: 35 серебряных и 37 медных русских старых монет, 7 серебряных, 11 медных и 8 никелевых иностранных монет, а всего 98 монет, а сверх того один бородовой знак и четыре медали». Это самое первое поступление в музей северодвинской культуры. Е.А. Бурцев находился в музее до последних дней жизни - 20 ноября 1924 г.

Вениамин Петрович Шляпин. Член коллегии музея с августа 1920 г.

Виктор Викторович Комаров. Член коллегии музея, заведующий губмузеем с 1918 по 1922 гг. Член Северодвинского общества изучения местного края. С 1933 г. - научный сотрудник, с 1941 г. и до конца своей жизни - директор музея. Внес большой вклад в укрепление музея.

Элеонора Федоровна Глезер. Научный сотрудник музея с 1 сентября 1922 г. до 1933 г., зав. историко-археологическим и этнографическим отделом. Член Северодвинского общества изучения местного края. Закончила Московские высшие женские курсы, историко-философское отделение. В совершенстве владела немецким, знала французский, английский языки. В самые трудные годы становления, при двух штатных единицах творческих работников, постоянных перемещениях музея из одного здания в другое, Элеонора Федоровна сумела заложить основу ценной этнографической коллекции.

Ксения Вениаминовна Шляпина. Научный сотрудник, зав. зоолого-ботаническим отделом с 1 июня 1919 по 16 февраля 1922 г. Закончила Московские высшие женские курсы, естественное отделение. Чуть более двух лет работы в музее, но собранные ею богатые коллекции насекомых, гербарии редких, занесенных в Красную книгу растений до сих пор составляют ценнейший фонд отдела природы.

Кирилл Александрович Цивилев. Член коллегии со дня основания музея. Педагог. Получил образование в учительской семинарии. В дар музею передал десятки книг краеведческого, исторического, искусствоведческого содержания.

Григорий Иванович Матвеев. Член коллегии со дня основания музея .В городе был известным живописцем вывесок. Знаток и любитель предметов старины и искусства. Передал в музей множество предметов музейного значения.

За короткий срок был создан ценнейший музейный фонд, сразу же определивший профиль музея. Основные коллекции были получены из существовавшего до революции в Великом Устюге церковного древлехранилища, от комиссии по изъятию ценностей, предметов религиозного культа из церквей. От чрезвычайной комиссии и реквизиционного бюро поступила значительная часть женских украшений и серебряных вещей. От московского госфонда - картины и фарфор. Из личных вкладов - большие нумизматические коллекции, принадлежавшие врачу И.А. Бурцеву и купцу А.А. Азову, большая палеонтологическая коллекция орудий и черепков каменного века собранная врачом Линовским. В марте 1923 года музею было передано 963 книги из фабричной Грибановской библиотеки в п. Красавино, а фактически ценное собрание - библиотека первенствующего директора российско-американской компании М. Булдакова.

Ведущими отделами музея стали художественный, церковно-археологический, этнографический, естественно-исторический, рукописно-библиотечный. Создавая музей, его работники уже тогда, опередив время, видели его настоящую перспективу. Они прекрасно понимали уникальность Великого Устюга как национальной сокровищницы северного древнерусского искусства, по своему значению далеко выходящей за узкоместные рамки. В истории музея этого периода был такой момент, когда, казалось бы, их мечта могла осуществиться. В июне 1931 г. на одном из заседаний музейного совета Н.Г. Бекряшев сообщил, что от Главнауки наркомпроса выделено единовременное пособие в 6500 руб. на «развертывание Северодвинского музея с приданием ему уклона древнерусского искусства». Однако этого, при всей поддержке музея Москвой, не сумели ни понять, ни принять на месте. Все чаще вопрос о реорганизации музея с приданием ему узкокраеведческого направления поднимается на уровне местных властей, выполнявших «последние установки наркомпроса». Это можно наглядно проследить на примере, как менялись названия музея Музей северодвинской культуры. 1926 – 1933 гг. – Северодвинский музей. 1933 – 1937 гг. – Северодвинский научно-исследовательский краеведческий музей. 1937 – 1941 гг. – Северодвинский краеведческий базовый музей. Но каждый раз директор Н.Г. Бекряшев силой убеждения, настойчивостью, болью за музейное дело отстаивал свой музей. «Такое замыкание только в районный масштаб может обесценить наш музей...» – доказывал он в 1936 году. Так это позднее и произошло. Но тогда, в 30-е годы, авторитет у музея был очень высок. Он считался признанным культурным, научно-исследовательским центром Северодвинского края.

В сентябре 1923 года при музее было создано Северодвинское губернское общество изучения местного края, которое сразу же объединило 47 действительных членов, специалистов в разных областях науки и практики. В результате их научной исследовательской работы в 1925 – 1929 гг. изданы шесть выпусков «Записок Северодвинского общества исследователей местного края», представляющих сегодня бесценный свод материалов по истории, культуре и экономике Устюжского края. Из отчета правления Северодвинского общества изучения местного края .за 1926 г. мы узнаем, что «через Всесоюзное общество культурной связи с заграницей Северодвинское общество вступило в обмен изданиями с Географическим обществом в Гамбурге, от которого в обмен на второй, четвертый и пятый выпуски «Записок» получили 37, 38, 39 тома сообщений Географического общества... Для публичной библиотеки в Нью-Йорке послан пятый выпуск «Записок». Библиотека обратилась с просьбой установления регулярного обмена материалами, сообщив, что очень интересуется изданиями Северодвинского общества и уверена, что они будут пользоваться спросом. Благодаря исследовательским трудам, просветительской деятельности членов Северодвинского общества изучения местного края в 1933 году музею был присвоен статус научно-исследовательского. Сам факт существования в Великом Устюге научного общества - яркий пример культурных достижений, высокой просветительской роли устюжской интеллигенции того времени.

Самые яркие и драматические страницы в истории музея северодвинской культуры - его бескомпромиссная борьба за сохранение архитектурного облика города.

С первых дней своего существования всю заботу об охране памятников старины в Устюге музей взял на себя. Сотрудники следили за состоянием зданий, реагировали на все случаи неправильной эксплуатации их арендаторами. Обеспокоенная сохранением художественной целостности архитектурного комплекса Михайло-Архангельского монастыря, переданного губисполкомом под губисправдом, коллегия музея в сентябре 1921 г. срочно вызывает представителей Главмузея из Москвы и Петроградского отделения музеев для его обследования. Уже тогда со всей прямолинейностью краеведы ставили вопросы по учету и охране памятников искусства и архитектуры перед местными властями, выступали против практики приспособления самых ценных памятников под учреждения и организации, просили о полной передаче их в ведение музея. В какой-то мере в этой работе стал поддержкой утвержденный 7 января 1924 года Декрет ВЦИК и Совета народных комиссаров РСФСР об учете и охране памятников искусства, старины и природы. На местах взаимоотношения органов власти и музея складывались достаточно драматично.

Противостояние достигло пика в1926 году. Губисполком все чаще начинает ставить вопросы о снятии охраны со многих памятников архитектуры, ликвидации зданий некоторых церквей в городе и районе. Свидетельствуют архивные документы:

Из журнала заседания коллегии музея от 10 сентября 1926 года:

Слушали: доклад работников музея о состоянии памятников архитектуры в В. Устюге и Северодвинской губернии и об охране их.
Постановили:
1. Просить С.двинский губисполком не разрешать в дальнейшем учреждениям производить перестройки и изменения зданий... без предварительного о том уведомления местного губмузея и получения разрешения от музейного отдела Главнауки.-…
З. Признать, что охрана архитектурных памятников г. В. Устюга и С[еверо]двинской губернии является совершенно недостаточною...
5. Просить музейный отдел Главнауки сделать все, что только в их силах, для охраны и ремонта быстро разрушающихся и исчезающих с лица земли архитектурных памятников В. Устюга и, С.двинской губернии, хотя бы путем отпуска средств, достаточных для вставки стекол, окраски крыш и другого необходимого ремонта наиболее выдающихся из них, как, например, соборов Михайло-Архангельского и Троице-Гледенского монастырей.

Из журнала заседания коллегии музея от 13 октября 1926 года:

«VI. Слушали: сообщения зав. музеем Н.Г. Бекряшева и члена коллегии В.П. Шляпина о том, что в настоящее время сняты все колокола бывшего Иоанно-Предтеченского монастыря, Богословской, Петропавловской, Александро-Невской церквей и Михайло-Архангельского монастыря в В.Устюге и Троице-Гледенского монастыря и Богородской церкви в окрестностях города. Многие из снятых колоколов ценны и интересны по выполнению их, а по времени создания относятся к 1660-м годам.
Постановили: 1. Усматривая в таком обращении с имуществом церквей, состоящих на учете Главнауки, более чем нарушение декрета об охране памятников искусства и старины, и сознавая свое бессилие изменить положение дела, обратиться в музейный отдел Главнауки с просьбою принять настоящее дело изъятия колоколов в руки музейного отдела».

Из журнала заседания коллегии С. двинского музея от 19 ноября 1926 года:

«Слушали: копию отношения общего отдела п/отдела губоно от 12 ноября 1926 года, направленного в С. двинский губисполком.
Постановили: единогласно (за исключением представителя губоно) признать совершенно невозможным согласиться с мнением губоно, что следует ходатайствовать перед Главнаукой о снятии охраны со всех архитектурных памятников губернии за исключением выделенных коллегией в отдельный список 25 особо ценных... Далее коллегия никак не может согласиться с тем, что охрана памятников, аналогичных другим, не нужна; коллегия, напротив, считает, что чем больше аналогичных памятников будет под охраной Главнауки, тем больше шансов на долговременное сохранение, хотя бы единичных из них. Коллегия допускает возможность передачи наименее ценных памятников учреждениям, не подведомственным Главнауке, но считает, что каждый случай такой передачи должен рассматриваться индивидуально и тщательно...»

Из журнала экстренного заседания коллегии музея от 23 дек. 1926 г.:

«Слушали и обсуждали постановление губисполкома от 9 дек.1926 г. следующего содержания: "Признать необходимым из списка особо ценных памятников древнего зодчества исключить Михайло-Архангельский монастырь, так как его здания переданы губисправдому и на 75-80% приспособлены и использованы им под мастерские и жилища для заключенных, а колокола реализованы, на что и просить санкции Главнауки".
Единодушно и единогласно постановили: ввиду того, что замечательный исторический памятник разрушить и обесценить... можно скоро, но невозможно создать его вновь, а губисправдом может существовать и не занимая первоклассных памятников зодчества былых веков; ввиду того, что собор один из немногих самых ценных памятников строгой формы каменного зодчества XVII века, равного которому в В. Устюге нет, в нем замечательная медная дверь редкостной работы и красивый резной иконостас, а Владимирская надвратная церковь обладает единственным в городе гончарной работы порталом... Озабоченные таким положением дела и опасением за дальнейшую судьбу двух из числа немногих первоклассных памятников В. Устюга, считаем необходимым в самом спешном порядке подробно сообщить в Главнауку все вышеизложенное с приложением копии постановления губисполкома».

Примечательным был ответ Главнауки на это решение Северодвинского губисполкома: «...Главнаука отмечает, что факт использования зданий бывшего монастыря не может умалить их историко – художественного значения, самые же сооружения бывш. монастыря занимают такое выдающееся место среди остальных памятников города, что подлежат самой тщательной охране, тем более, что они используются учреждением, не заинтересованным и не допускающим их искажение...»3

Великая боль, отчаяние от бессилия изменить происходящее – пронизывают строки документов. В декабре 1931 г. была разрушена Рождественская церковь, без согласования с Главнаукой, на основании самостоятельного решения и распоряжения Великоустюгского горсовета. На этот акт вандализма музей отвечает: «...дать в сектор Главнауки со своей стороны справки и пояснения по поводу действий горсовета и снять с Северодвинского музея всякую ответственность за разрушение вышеуказанного памятника». В отчете о работе музея а 1934 год записано: «О непорядках по охране памятников музей сообщал в комитет по охране памятников при Президиуме ВЦИК, в Севкрайоно. Музей на месте принимал все меры к тому, чтобы была налажена охрана памятников, но ко всем его просьбам В. устюгский горсовет был глух. В конце концов все дело по плохой охране памятников музей передал районному прокурору»

Конечно же, за такие смелые действия районные устюжские «Завесы», по образному выражению писателя С. Маркова, музей не жаловали. Главный ответ держал его директор. Однако Николай Георгиевич остался верен себе до конца. Вот одно из последних его распоряжений: «Повестка. 5-го февраля 1938 г. в 10 часов, утра Северодвинским музеем назначена специальная комиссия для осмотра и соответствующего заключения о состоянии памятника высшей категории ц. Вознесения... 3 февраля 1938 г. Директор музея Н. Бекряшев».

Его арестовали 20 февраля 1938 г. Николай Георгиевич Бекряшев был объявлен врагом народа и приговорен к трем годам заключения в исправительно–трудовой лагерь. 6 апреля 1939 г. он умер в Онежском ИТЛ (станция Плесецкая Архангельской области). Первый директор музея реабилитирован за отсутствием состава преступления.4

Трудами подвижников, таких как Н.Г. Бекряшев, был спасен архитектурно – исторический облик Великого Устюга, собраны и сохранены для потомков уникальные коллекции. И сегодня в городе музей – заповедник, детище, взращенное краеведами первой половины XX в. – более чем просто музей. Это центр реставрации и изучения архитектурных памятников города и района, по-настоящему культурный центр, каким и мечтали видеть его первые сотрудники музея северодвинской культуры.

Сыроватская Л.Н. ( "Бысть на Устюзе...": Историко-краеведческий сборник. Вологда :"ЛиС", 1993.)


Примечания:

1. Бекряшев С., Бекряшева Н. Взгляд сквозь годы // "Советская мысль" (В.Устюг).- 1989.- 10 января

2. Марков С. В городе Водолея // Наши достижения. - 1936, № 7.

3. ВУФ ГАВО. Ф.Р-338, 1920 - 1938 гг.

4. Рыбаков А. Подвиг художника // Русский Север - (Вологда) - 1991.- 4 апр.

 

From our collection

Tag`s of site

.

Анкета посетителя

Закрыть
Читать далее
anketa
Уважаемые посетители!
Нам очень важно знать Ваше мнение о музее. Предлагаем Вам ответить на вопросы нашей анкеты.